Владимир Гуриев: «Рецепт русского супергероя»

«Недавно в каком-то интервью услышал, что в российском кино есть несколько неразработанных, но очень перспективных ниш, и, мол, кто первым хорошо сделает, тот и сорвет банк. Например, история про супергероя или команду супергероев — пробовали неоднократно, результаты каждый раз катастрофические. И я как-то, видимо, думал об этом подспудно, деньги-то не помешают, и вот вдруг понял, в чем главная проблема», — пишет журналист и маркетолог в Facebook.

«Дело в том, что американский супергерой на русской почве выглядит очень неубедительно. Внешний конфликт, который лежит в основе его истории, обычно заключается в противостоянии с другим супергероем или, чаще, суперзлодеем — все американские герои довольно четко понимают, где они находятся на оси добро-зло.

Внутренний конфликт, которым часто пренебрегают, заключается в том, что герою нужно примирить свою геройскую сущность с тем, кто он есть на самом деле — и обычно герой в финале понимает, что он, на самом деле, больше не Питер Паркер, а Спайдермен, и беззаботного Питера Паркера больше не будет никогда.

И это о’кей. Ну то есть, конечно, это ни хрена не о’кей, но это неизбежно, и поскольку Питера Паркера больше нет, никто особенно не переживает.

В каком-то смысле внутренний конфликт в комиксах это метафора взросления, но взросление не обязано проходить именно так. У нас таким взрослением не отделаешься.

Короче, вот рецепт русского супергероя. Только давайте я сразу скажу, что денег в этой концепции, кажется, нет от слова совсем.

Русского супергероя воспитывала не тетя, а, конечно, бабушка, но он ее не слушал и ходил без шапки. Однажды в апреле наш супергерой как раз шел без шапки и случайно съел чернобыльское яблоко на фоне зарождающегося ОРВИ. Комбинация незащищенного, ослабленного организма и румяной, но опасной субстанции привела к появлению суперспособностей, и наш супергерой начал натурально творить добро.

Проблема только в том, что помимо классических комиксовых конфликтов у него есть еще один. После короткого, но яркого периода влюбленности в обновленного себя наш герой вдруг понимает, что не все так просто. И ладно бы, если б добрые дела, которых он каждый день делает по десять штук, не приносили благодарности. Это еще можно пережить. Но он понимает, что радости они тоже никому не приносят.

От всех его усилий становится только хуже. Мужчина, которого он спас от бандитов в подворотне, на самом деле, запойный алкоголик, который бьет жену и детей (и им стыдно и страшно в этом себе признаться, но они, возможно, были бы рады, если бы, но нет). Спасение пассажиров поезда, который — тут мы все очень запереживали — завис над рухнувшим мостом, приводит к тому, что строители начинают воровать еще больше, и теперь такие аварии по всей стране через день.

А супергерой у нас один. Кроме того, в его родном городе после нескольких успешных пожаров полностью перекрыли финансирование пожарной службе, так что забот у него хватает. Любые подвиги, понимает наш герой, приводят только к перераспределению финансовых потоков и больше ни к чему.

России супергерои не только не нужны, они опасны, независимо от их мотивации. Это как если бы Супермен оказался в фильме Звягинцева, и ему через каждые пять минут прямым текстом говорили, что нашему замку землемер не нужен, без тебя было лучше, козлина, тебя сюда не звали.

Я думаю, что супергерой вряд ли дойдет до этого своим умом — они все-таки обычно немного туповаты — но ему об этом может рассказать, например, мэр, который в юности умел летать, но вовремя понял, что это всех раздражает.

Это тот самый мэр, который сэкономил на пожарных. Понимаете, да? Главным противником супергероя на русской почве является не злодей и даже не общество и даже не он сам, а сама ткань вселенной.

Финалов у нашего суперфильма может быть два. Если мы не рассчитываем на сиквел (а это самое разумное), то в финале супергерой проходит мимо очередной несправедливости, ничего не предпринимая. Да, это чудовищно, да, ему с непривычки очень тяжело, но так, как ни странно, будет лучше — по крайней мере, наш герой в это искренне верит, а уж у него-то опыта в добрых делах больше, чем у нас.

Ну и дальше он уходит в туманную даль, а там какой-нибудь закат, неуловимые мстители решают никому не мстить и устроиться на работу в автосервис, вот это вот все.

Если нам вдруг нужен сиквел, то единственное логичное развитие в этом месте работает примерно так. В нашем маленьком городке появляется новый супер-как мы теперь понимаем-злодей, который всех спасает. Это мальчик Коля, который ходил без шапки и съел сосиску, а на ней не было написано, что она без ГМО. Понимая, сколько разочарования и боли принесут миру колины представления о добре, мэр города и наш супергерой объединяются в команду, чтобы уничтожить Колю, пока не поздно.

— Так, шапку надел, а варежки взял? — спрашивает мэр у супергероя.
— Взял, — говорит супергерой.
— Смотри, не потеряй, — говорит мэр, пытаясь затолкать супергерою шарф под костюм из латекса. — Надо было, конечно, на резинках их пришить.
— Надо мной же смеяться будут, — говорит супергерой.
— А ты будь выше этого, — говорит мэр. — Пусть смеются. это только дураки смеются. а потом болеют.
— Ладно, — говорит супергерой. Но он, кажется, немного не уверен.
— Не бегай, вспотеешь, — наставляет мэр. — Иноагентов уничтожай первыми. может, я провожу тебя все же?
— Нет, ба, я сам, — говорит супергерой.

Мэр сначала хочет поцеловать супергероя в лоб, но потом понимает, что это будет выглядеть странно и вместо этого хлопает друга ладонью по щеке. Супергерой кивает, берет ранец и выходит на улицу.

— Где родился, там и пригодился! — кричит мэр в форточку.

Супергерой кивает и ускоряет шаг. Под развевающимся плащом мерзнут тонкие супергеройские ноги. Издалека он немножко похож на колокольчик или снежинку из детского спектакля. Под подошвой скрипит первый снег».

Источник: newsru.com

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.