Михаил Пожарский: «Конституция без свободы»

«Вчера был День Конституции. В этот день, как никогда заметно, насколько среди российской образованной публики развит культ позитивного писаного права — на Ее Величество Конституцию дрочат все. От кремляди до оппозиции. Так, будто это священное писание, дарованное господом богом, а не позорная бумажка, спешно принятая одними номенклатурными жуликами после победы над другими номенклатурными жуликами в 1993-ем году. В 90-ые у оппозиции был хороший лозунг: «соблюдайте ВАШУ конституцию». И с тех пор она нашей так и не стала», — пишет публицист в своем Telegram-канале.

«Впрочем, ладно. Поговорим в целом о конституции. Является ли конституция источником права? Нет, не является. Люди наделены правами по умолчанию. Источник представлений о справедливости — все общество целиком, в котором существует консенсус о самых общих правилах поведения. Закон — попытка эти правила записать. И она изначально ущербна по принципу «мысль изреченная есть ложь». Поэтому не стоит обожествлять конституцию — принципы справедливости стоят над нею, их никак не прописать полностью.

Однако конституция выполняет важную техническую функцию. Какую? Для этого обратимся к стране-пионеру конституционализма — США. Отцы-основатели решали простую задачу: как защитить индивида от принуждения? А кто главный источник принуждения? Государство. Проще говоря, конституция — это механизм, созданный, чтобы защищать человека от произвола со стороны власти.

Таким образом, если там написано «частная жизнь неприкосновенна» — это значит, что государство не может в нее совать свой нос. Если написано «разжигание розни запрещено» — запрещено оно для государства. Разумеется, государство также обязано защищать индивидов от принуждения со стороны других. Но конституция — это не моральный кодекс поведения индивида, а, прежде всего, список ограничений для государственной власти.

Но в этом смысле конституция, составленная как список прав и свобод, имеет недостаток — государство склонно толковать ее в стиле «что не разрешено, то запрещено». То есть, уважать ТОЛЬКО те права, которые явно прописаны в конституции (а бумажка по определению не может полностью описать все права). Так всякие спецслужбистские рожи могут заявлять, что «никакого права на телеграм у вас нет» (а свобода печати/тайна переписки — это, дескать, «про другое»). Американские левые атакуют право на оружие по линии Второй поправки — мол, там речь про ополчение, которого давно нет (хотя право на оружие — частный случай общей свободы).

Об этом когда-то беспокоился Александр Гамильтон — он был против принятия Билля о правах именно из опасений его «узкой» трактовки. Билль о правах был принят, но в него вошла очень важная Девятая поправка (возможно, самая важная из всех): «Перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых народом».

Источник: newsru.com

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.