Леонид Невзлин: «Памяти Арсения Рогинского»

«Арсений ушел из жизни ровно год назад. Тем, кому знакомо это имя, не нужно объяснять, кем он был. Для тех, кому оно незнакомо, можно назвать сразу несколько его ипостасей: историк, архивист, мыслитель, философ, общественный деятель, бывший заключенный (осужденный по уголовной статье за политическое дело), руководитель и один из создателей Международного «Мемориала», борец за сохранение исторической памяти, правозащитник (хотя сам он этого определения по отношению к себе не любил)», — пишет предприниматель и бывший акционер ЮКОСа в своем Telegram-канале.

«Уход человека оставляет дыру и пустоту в душе его родных и близких. Но постепенно дыра затягивается, пустота заполняется. А бывает, что дыра не затягивается никак, и ничем нельзя заполнить образовавшуюся пустоту. Со смертью Рогинского такая дыра образовалась и в общественном поле – в России и за ее пределами, и в душах многих людей. Я уверен, что все, кто знал Арсения Борисовича более или менее близко, продолжают испытывать чувство утраты и даже, как точно заметил Лев Рубинштейн, чувство сиротства.

Мы с ним стали много общаться до обидного поздно – в последний год его жизни, когда он тяжело болел. Но он произвел на меня колоссальное впечатление еще на расстоянии, которое при нашем личном знакомстве окрепло и приняло для меня глубоко личный характер. За несколько месяцев я успел узнать от него столько важных вещей, сколько иногда человек не успевает узнать за всю жизнь.

Но речь не обо мне, и не о моей утрате. Почему Рогинский оказался так важен – для меня, для моих друзей, для правозащитников, для «Мемориала», для России, для мира, для истории, для правых и левых, для политиков и школьных учителей – в общем, для всех? Мне кажется, дело в том, что он был человеком, способным найти правильный, гармоничный ответ почти на любой вопрос. Это было его главным удивительным свойством. Причем, не важно, был ли это вопрос об издании книги, о раскрытии архивных документов, о примирении политических партий, о преподавании истории, о взаимодействии силовиков и гражданского общества – то, что предлагал Рогинский, чаще всего, было самым правильным решением.

Ну, и еще невероятно важные факторы: судьба и выбор, который он неоднократно делал. Судьбу ему начали формировать не во взрослом возрасте (как происходит сейчас с теми, кого осуждают, сажают, избивают на митингах и т.д.), судьбу ему обеспечили с рождения: он родился в лагерной больничке, когда мать приехала на поселение к отцу. Потом не смог поступить в Ленинградский университет как еврей, зато поступил в Тартусский, к великому Лотману. Потом его осудили и посадили на 4 года с уголовниками… Мало кому так «везет» с биографией. А серьезный жизненный выбор стоял перед ним не раз, и каждый раз он выбирал трудное и честное: отказался уехать за границу и сел в тюрьму, не стал (любимый ученик Юрия Лотмана) делать карьеру историка или филолога, выбрал нелегкий путь «Мемориала». Всегда поступал по совести, а это — непросто.

Не во всех вопросах мы сходились – например, я сторонник люстрации, а он противник, я считаю, что с нынешней российской властью ни о чем нельзя договориться, а он был уверен, что всегда есть шанс вразумить неразумных. Но не прислушиваться к нему было нельзя. Он не любил громких слов, публичных выступлений, предпочитал оставаться в тени. Но почти всегда достигал поставленной цели.

Арсений Рогинский занимался историей, его главная и, увы, незавершенная работа была о статистике жертв террора в СССР, и он часто повторял: «С мертвыми нужно как с живыми». То есть нельзя никого забывать, важно сохранять память об умерших, пока возможно. И в первую очередь это важно для живых. И, продолжая думать о том, как же нам жить без мудрой поддержки и душевной силы Арсения Рогинского, мы можем сделать, как минимум, три вещи: помнить о нем, продолжать его дело, и искать среди живых тех, кто сможет заполнить образовавшуюся на его месте пустоту. Рано или поздно они найдутся».

Источник: newsru.com

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.