Илья Яшин: «Не отправляйте меня в армию»

«Последнее заседание призывной комиссии было самым сложным за все время, что я участвую в ее работе. Новобранцев в армию не хватает — напряжение в системе растет», — пишет в Facebook политик и глава совета депутатов Красносельского района.

«Вы готовы служить?» — спрашиваю юношу, который встал перед комиссией с пачкой документов. «Нет. У меня проблемы со здоровьем», — он протягивает мне справки. Год назад у парня была обнаружена грыжа в позвоночнике.

Слово берет врач: грыжа небольшая, поэтому призывник, хоть и с ограничениями, но годен к службе. К таким же выводам пришла накануне медкомиссия. Довольный военком объявляет парню, что решением комиссии он призван на военную службу. «Стоп», — говорю я.

«Предлагаю не спешить с решением, — обращаюсь к комиссии. — Считаю, что нужно дополнительное обследование». Мой аргумент в том, что за прошедший год грыжа могла увеличиться, поэтому нужно заново сделать МРТ. Лучше перестраховаться, чем рисковать здоровьем призывника. Члены комиссии протестуют: а вдруг сбежит? 
»Ну зачем это нужно-то? Видно же, что парень здоров», — говорит представитель МВД.

Ставлю вопрос на голосование. Из десяти членов комиссии лишь двое поднимают руку против — кроме меня еще представитель сферы образования. Но шанс у парня остается: до отправки в армию еще неделя, а накануне должен состояться финальный медосмотр. Я посоветовал ему самостоятельно сделать МРТ и принести справку, а также обратиться к правозащитникам.

***


»Пожалуйста, не отправляйте меня в армию. Я там просто не выживу», — следующий призывник испуганно смотрит на членов комиссии. Щуплый молодой человек, которого доставила в военкомат полиция.

«Почему вы так говорите?» — спрашиваю.
«Потому что я гей», — отвечает парень.

«Ну и как это у вас началось? Изнасиловали? Или добровольно?» — оживился военком. Я снова его прерываю и прошу оставаться в рамках приличия. «Ну а что такого? — удивляется он. — Надо же разобраться».

Юноша объясняет, что никто его не принуждал и что ему сейчас очень некомфортно. «Поймите, мне психологически сложно стоять одному против вас десятерых», — парня буквально трясет.

«Успокойтесь, — говорю я. — Ваша сексуальная ориентация не является преступлением. Комиссия не против вас и не за. Обещаю, что ваши законные права не будут нарушены».

Парень вышел за дверь, но спор продолжился. Военком напомнил, что для геев специальной отсрочки нет и парня можно призывать на общих основаниях. Я же обратил внимание, что история может закончиться очень плохо: «Вы сами прекрасно видели его состояние. И прекрасно понимаете, какой ад его ждет в армии. Хотите, чтобы он повесился в казарме?»

После небольшой паузы слово взял представитель полиции: «Знаете, я бы тоже грех на душу не брал. Ну он реально там вздернется. Давайте не будем». Его неожиданно поддержала сотрудница управы. Остальные члены комиссии тоже закивали. Военком пожал плечами: «Ладно, чего вы набросились. Я не настаиваю».



Решением комиссии парня отправили на психологическое обследование. Как минимум этой зимой в казарме он не окажется.

***

«Да я правда студент! Ну честное слово», — взлохмаченный юноша разве что не бьет себя кулаком в грудь. Он уже месяц не может принести справку из Бауманки. Говорит, в деканате затянули, а он не виноват. Военком уверен, что парень врет и ни в каком вузе он на самом деле не учится. Требует принять решение о призыве. Комиссия сомневается.

«Ну а студенческий билет у тебя есть?» — спрашиваю бедолагу. Парень вываливает на стол студенческий, зачетку, пропуск в вуз. Смотрим — все достоверное. Но для получения отсрочки этого недостаточно: нужна официальная справка.

«Ты можешь объяснить, почему до сих пор нет документа?» — говорю я. «Честно? — мнется студент. — Ну если честно, я раздолбай просто. Обещаю, что через неделю принесу!»

***

«Можно меня в спецназ, пожалуйста? — басит молодой человек в штанах цвета хаки. — Я в спецназ хочу». Военком с довольной улыбкой листает дело призывника. «Не, боец, — ухмыляется он. — В спецназ не получится. У тебя тут по зрению ограничения. Не возьмут».

«Ну а куда же мне тогда?» — растерялся доброволец.

«Я бы в танковые войска советовал», — подключается к разговору представитель МВД и тут же ловит на себе скептический взгляд сотрудницы управы. «Ну я просто сам танкистом был, — смущается он немного. — Я потому всем танковые войска советую».

Призывная кампания в России завершится 31 декабря».

Источник: newsru.com

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.